79b41f9c

Голсуорси Джон - Статьи, Речи, Письма



Джон Голсуорси
Статьи, речи, письма
ПОСЛЕ СПЕКТАКЛЯ
Перевод М. Лорие
В каждом человеке рассудок и чувства ведут между собой жестокую борьбу.
Жизнь - доска, на которой качаются эти две силы, и ни один смертный не сидит
на самой ее середине, ибо никто не выдержал бы нестерпимую скуку такой
позиции.
Наши суждения, поступки и мысли - как традиционные, так и передовые,
как мягкие, так и жесткие, как в материальном, так и в идейном плане - суть
результат этой вечной борьбы, и если бы человек мог заглянуть достаточно
глубоко в источник своего поведения - от чего, боже, упаси! - он бы
удивился, обнаружив, сколь многое зависит от того, какие именно трюки он
проделывает на этой большой качающейся трагикомической доске.
Так-то вот и получается, что человечество оказывается разделенным на
людей рассудка и людей сердца. Но мы в Англии, с присущим нам чувством
"честной игры", не находим ничего забавного в этом балансировании между
яйцом страуса и яйцом куриным, тем более, когда последнее оказывается
тухлым, поскольку состоит почти исключительно из бродяг, ирландцев и
художников. В огромном своем большинстве мы люди рассудка, и когда мы видим,
что ирландец жертвует обедом ради остроумной шутки, бродяга отказывается от
работы, чтобы сохранить свою свободу, а писатель сочиняет пьесу, которая
останется лежать в ящике его стола, мы не сердимся, не говорим горьких слов;
мы жалеем этих несчастных, понимая, что они поддаются голосу таинственного
желания, стремятся утолить жажду ощущении, нам самим неведомую, и еще
потому, что мы знаем: они, как им и подобает, составляют ничтожное
меньшинство.
Эта вот надлежащая, приличная диспропорция между рассудком и чувством в
нашей среде и породила шедевры наших виднейших современных драматургов. Они
полагают, что люди не создают нормы нравственности, но сами созданы для
нравственности, и что первейшая обязанность драматурга не столько показать,
как силы природы воздействуют на человека, сколько утвердить торжество той
или иной априорной концепции; из недели в неделю, из года в год они
предлагают нам пьесы, которые в точности соответствуют требованиям рассудка,
господствующего в нашем обществе, венчают лаврами этот самый рассудок,
превозносят его до небес и дают ему свое благословение. Ибо все виднейшие
наши драматурги - сами люди рассудка, люди здравомыслящие и глубоко
убежденные в том, что художники безумны, а в ящиках стола - темно и мрачно.
Если бы провести опрос среди публики, вместе со мной заполнявшей театр,
откуда я только что вернулся, то оказалось бы, что на каждые девяносто
человек, считающих, что лучшие, самые захватывающие моменты в пьесе - это
риторический монолог героя и самоотречение героини в четвертом акте, только
десять стали бы утверждать вопреки рассудку, что ее "О мистер...", когда он
ее целует в первом акте, и ее вальс на крыше, под шарманку, стоят всей
остальной пьесы. Ведь в этом "О мистер..!" и в этом вальсе на крыше - вся
тоска по любви, по радости, свету, краскам, которая таится в глубине каждого
человеческого сердца, другими словами - в них человеческое сердце
раскрывается, а это слишком опасно в жизни, неразрывно связанной с
добыванием хлеба насущного.
Попробуем разобраться в том, как эти главные действующие лица изменяют
себе в решающие моменты драмы в соответствии с требованиями здравого смысла
или, может быть, лучше сказать, морали? Будем считать, что они задуманы
всерьез, даже как типы, и начнем с героя. Так вот, герой - задуманный
все



Назад